Газопровод EastMed в центре внимания скептиков

Газопровод EastMed, проходящий из Израиля через Кипр и Грецию в Европу снова находится в центре внимания.

Мнение Д-ра Чарльза Элинаса

24 ноября сообщалось, что правительства Израиля, Кипра, Греции и Италии договорились о строительстве на основе результатов технико-экономического обоснования, финансируемого ЕС. Но источники близкие к правительству заявили, что, несмотря на наличие межправительственного соглашения, для завершения процесса и получения одобрения Европейской комиссии требуется дополнительное время.

Проект выполняют Edison, входящая в группу компаний EDF Group, и греческая компания Depa с финансированием из ЕС в размере 35 миллионов евро.

В недавней презентации Depa сообщила, что мощность трубопровода составляет 10-16 миллиардов кубических метров в год (млрд куб. М / год). В настоящее время проект рассчитан на первоначальную транспортировку 10 млрд куб. М / год из Восточного Средиземноморья до Греции, это расстояние в 1900 км, дальше он соединится с трубопроводом Посейдон в Италии, протяженностью в 300 км.

Несмотря на то, что для региона Восточного Средиземноморья экспорт газа на 10 млрд куб. М / год весьма важен, это составляет лишь около 2% годового европейского потребления газа.

В связи с этим, заключение о том, что трубопровод EastMed «в какой-то мере минимизирует влияние арабских стран на Европу» – изрядно преувеличено.

Трубопровод EastMed поддерживается четырьмя странами и ЕС, но ни одна международная нефтяная компания (МОК) или инвестор еще не выразили заинтересованность в присоединении.

Правительства и ЕС не могут финансировать проект. Для этого требуется участие МОК и инвесторов, и прежде всего необходимо найти потребителей для этого продукта.

У проекта есть экономическая целесообразность, но есть и явные трудности.

Самой сложной частью проекта является его участок от Кипра до Крита, который достигает глубины более 3000 м.

Общая стоимость трубопровода оценивается примерно в 7 миллиардов долларов, но большинство экспертов считают это оптимистичным прогнозом, ожидая, что он будет ближе к 8-10 миллиардам долларов.

Цены на газ в Израиле высоки: стоимость газа, как ожидается, будет составлять от 4 до 5 долл./ MMBTU, даже до того, как она войдет в трубопровод. Принимая во внимание стоимость трубопровода, к тому времени, когда такой газ достигнет итальянских потребителей, это будет слишком дорого.

Европа хорошо снабжена газом из России, Норвегии, Северной Африки, Катара, США и других стран. Ожидается, что в будущем спрос на газ в Европе не будет значительно увеличиваться.

ЕС и «Газпром» в мае договорились об определённых «обязательствах для обеспечения свободного потока газа по конкурентоспособным ценам».

Большинство прогнозов на недавних конференциях по газу и СПГ в Европе предполагают снижение цен на спот-газ, а к середине 2020-х – когда трубопровод планируется ввести в эксплуатацию – цена составит около 6 долл. / MMBTU

На октябрьском саммите Gas & LNG в Лондоне «Газпром» подтвердил, что он может продавать газ по цене 4 доллара США / MMBTU.

Кроме того, американские компании по сжижению природного газа уверены, что они увеличат свои продажи в Европу примерно по цене 6,50 долл/ MMBTU.

Это цены, с которыми газопровод EastMed будет конкурировать.

Еще одна проблема может заключаться в том, что трубопровод проходит через район, к западу от Кипра, необъявленных и оспариваемых исключительных экономических зон.

«Дежа вю»?

В некоторых отношениях этот проект имеет большое сходство с злополучным проектом газопровода Nabucco, заброшенным в 2013 году. Задуманный политиками с благими намерениями трубопровод оказался нежизнеспособным. Nabucco был создан для транспортировки каспийского газа в Европу, минуя Украину и российский газ, основываясь на аргументах столь необходимой безопасности поставок.

EastMed также был задуман, как трубопровод, необходимый для диверсификации поставок российского газа.

Но ощущаемая Европой необходимость диверсификации и зависимости от российского газа в значительной степени была сведена к минимуму в мае соглашением между ЕС и “Газпромом”.

В результате TurkStream 2 стал реальностью, предназначенной для поставки газа на те же рынки, что и планировал EastMed, но по более конкурентным ценам.

До сих пор легче находить газ в регионе, чем экспортировать его. Как и многие другие PCI-модули, финансируемые ЕС, EastMed и Poseidon сталкиваются с проблемами, которые становятся реальностью. Только 8 % всех газовых PCI-систем перешли на стадию строительства. Кроме того, сейчас ЕС переводит интерес с газа на поддержку проектов в области электроэнергетики.

Более того, с неустанным проникновением возобновляемых источников энергии глобальные энергетические рынки становятся все более сложными. Европа только что повысила свои целевые показатели в 2030 году по возобновляемым источникам энергии и энергоэффективности до 32 % и 32,5 % соответственно.

Это приведет к значительно меньшему потреблению ископаемого топлива. Конкуренция на безопасных рынках будет становиться все более ожесточенной, и только самые конкурентоспособные проекты, способные обеспечить рынки.

Будет ли трубопровод EastMed одним из них? Я сомневаюсь.

 

Д-р Чарльз Элинас – старший научный сотрудник Глобального энергетического центра Атлантического совета

Источник: @CharlesEllinas

Share Post:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *